Купить

Комплект столовых приборов "Тони", CHRISTOFLE, ар-деко, серебрение, Франция, первая половина XX века

87 000 руб.

Комплект столовых приборов "Тони", CHRISTOFLE, ар-деко, серебрение, Франция, первая половина XX века
Комплект столовых приборов "Тони", CHRISTOFLE, ар-деко, серебрение, Франция, первая половина XX века
Комплект столовых приборов "Тони", CHRISTOFLE, ар-деко, серебрение, Франция, первая половина XX века
Комплект столовых приборов "Тони", CHRISTOFLE, ар-деко, серебрение, Франция, первая половина XX века
Комплект столовых приборов "Тони", CHRISTOFLE, ар-деко, серебрение, Франция, первая половина XX века

Размер (см):
Размер кейса: 38х29х6,5 см

Артикул:
СЕ-190032

Размер:

Количество:

+

Описание товара:

Комплект столовых приборов фирмы "Christofle" из 37 предметов в коробке с ложементом:

12 столовых вилок;
12 столовых ложек;
12 десертных ложек;
1 половник.

Все приборы маркированы: изображение весов в овальном щитке и подпись "Christofle". Клеймо использовалось до 1935 гг.

Компания Christofle самая известная во всем мире марка серебряных и посеребренных столовых приборов. Компания одной из первых стала использовать процесс серебрения, запатентованный графом Де Руольцем, который в 1842 году выкупил Шарль Кристофль. На протяжении всего своего существования компания работает с разными художественными направлениями той или иной эпохи. В начале XX века произведения компании были представлены на многочисленных всемирных выставках, а лучшие экспонаты хранятся в самых известных музеях мира.

Описание

CHRISTOFLE только наилучшее качество

Сегодня для почитателей столовых приборов и аксессуаров наивысшего качества слово «Christofle» синонимично люксовому серебрению. Основоположником бренда, чье имя стало нарицательным, был 25-летний ювелир Шарль Кристофль (1805, Париж – 1863, Брюнуа), выходец из семьи ремесленников-торговцев ювелирными мелочами. С 1830 по 1839 года, благодаря деловым способностям молодого хозяина оборот небольшой фамильной мастерской на парижской улочке Мораис вырос с трёхсот тысяч франков до двух миллионов, а клиентский перечень пополнился представителями двора короля Луи Филиппа, состоятельными личностями из Перу, Аргентины и Венесуэлы.

Компания активно участвовала в крупных выставках и побеждала на отечественных промышленных экспозициях, что вдохновляло руководство разнообразить ассортимент столовыми и интерьерными предметами, фурнитурой для модной и военной одежды. Денежные вливания богатой сестры Розины помогли Шарлю усовершенствовать методы управления и ввести за правило контроль добротности. Модельный ряд сервировочных принадлежностей и посуды продолжал пополняться, также выполнялась отделка часов и мебели. В виду мирового перехода от мануфактурного к индустриальному производству, акцент на выпуске гарантированно высококачественных и уникальных изделий стал очень важным рекламным фактором, который активно использовался «Christofle» в каталогах и буклетах. С тех пор слоган предприятия гласит о едином стандарте качества – наивысшем.

Шарль Кристофль не единожды судился с фальсификаторами своих коллекций, поэтому мастера «Christofle» одними из первых задумались о защите клиентов от подделок. Для подтверждения подлинности продукцию помечали обозначением пробы и фирменными гравировками, а для сохранности от потемнения наборы помещали в специальные футляры с ложементом. Не забывали заботиться и о сотрудниках: с 1851 года для работников проводятся ежегодные банкеты, на первом из которых утверждены сберегательные счета и кредиты для служащих с пятилетним опытом.

Период гальванопластики

Через 10 лет инициативный владелец начинает переговоры с выходцами из Бирмингема, англичанами Генри и Джорджем Элкингтонами, у которых в 1842 году приобретает патент на монопольное применение гальванопокрытия во Франции. Новоизобретенный способ металлообработки с помощью электричества позволял наносить на изделия тончайший (всего 80 микрон) серебряный слой 925 пробы, но при этом равномерный и более прочный (до 60 лет стойкости), нежели использовавшийся прежде и наносившийся с помощью огня и амальгамы. Применение крошечного долота позволило мастерам вырезать искусные орнаменты и рационально расходовать сэкономленное серебро: с 1844 до 1868 года масса серебра, необходимого для покрытия двенадцати ложек или десяти ножей ходового размера, возросла с 72-х до 84 грамм, о чем свидетельствуют клейма.

Новая технология сокращала расход серебра без урона прочности, что дало возможность совершенствовать изделия ручной работы, а главное – налаживать контакты с профессионалами и масштабировать скромный цех в первое электрифицированное французское предприятие, стремительно опережающее конкурентов-соотечественников благодаря утонченности продукции. Базовым сырьем для покрытия служила латунь, тогда как бронза лучше поддавалась золочению и смешанной металлизации.

Сложнейшая техника наряду с уникальным дизайном обеспечивала «Charles Christofle & Cie» участие в престижных салонах, награды и наивысшие похвалы, а также лояльность самых взыскательных и высокопоставленных заказчиков. Взойдя на трон в 1852 году, Наполеон III взялся за восстановление дворца Тюильри и заказал более четырех тысяч предметов дворцового декора и скульптурного оформления. На одном из аукционов Sotheby’s канделябры из наполеоновского заказа оценили в 35 000 долларов США. Ныне коллекциям королевских приборов марки «Christofle» посвящены отдельные залы Лувра и прочих национальных музеев.

Продуманные капиталовложения

С 1853 г. Кристофль занимается поисками бюджетно-выгодного базового материала и начинает скупать мелкие фирмы. Став главным акционером фабрики «Halphen», он узнает рецепт с оригинальными пропорциями цинка, меди, железа и никеля. Благодаря прочности данная разновидность мельхиора – альфенид или христофлевый металл – использовалась как база для посребрения до 1878 г, когда «Christofle» приобрел фабрику «Couverts Mery», а заодно и лицензию на «белый Мери» – сплав из новокаледонского никеля, меди и цинка. Последний добавляется в минимальном соотношении (20%), что подтверждает белый цвет ещё необработанного прибора.

Купив третье предприятие – «Gombault-Desclercs» –, Кристофль объединяет филиалы в Альфенидскую мануфактуру, которая выпускает линейку доступных товаров с клеймами фабрик-участниц. В 1896 году управляющий мануфактуры, Феликс Шерон регистрирует новый сплав из меди и олова, предположительно содержащий висмут и сурьму. Это открытие позволяло отливать элементы более рельефные в сравнении с мельхиоровыми, что было актуально в период расцвета стиля модерн – эстетического направления с характерной пластичностью и изогнутостью узоров. Вместе эти факторы сделали производство «De L'Alfenide» популярным настолько, что «Christofle» запустил отдельную торговую марку «Галлия» со своей брендовой эмблемой. Так, «Christofle» стал выпускать товары для среднего сословия, буржуазии и аристократии, заявив о себе как о безоговорочном символе хорошего вкуса и современности.

Бренд «Christofle» годами занимал лидирующие позиции на европейском и международном рынке благодаря способности подстраиваться под актуальные интересы общества, продиктованные изменчивыми веяниями на арт-арене и политическими изменениями. Классицизм и историзм уступили место шинуазри и ориентализму, рококо и ар-нуво. Когда в Европе наступил экономический спад после войн и революций, и спрос на серебряную утварь упал, деятельность холдинга сфокусировалась на рынке Америки. Но там вскоре наступила Великая Депрессия, и директорам пришлось объявить о банкротстве.

Желание вернуть былую славу и не утрачивать столетний опыт не могли не взять своего: в 1930-х годах «Christofle» возрождается под управлением правнука Розины Буйе-Кристофль, Тони Буйе (1897-1984,) и его жены, Карлы Борлетти (1907-1992). Супружеская чета взяла курс на практичность, понимая, что отныне посуду удобнее мыть в посудомоечной машине, а роскошная сервировка является неотъемлемой составляющей элитарного путешествия. Карла, наследница состоятельной миланского рода, располагала деньгами и связями в кругах промышленного дизайна. Благодаря ее деловым качествам в 1933-1935 гг. завод получил колоссальный заказ на сервиз «Трансатлантик», состоящий из сорока пяти тысяч кувертов для ресторана и кают первого класса на лайнере «Нормандия».

Творческие тандемы

В «Christofle» всегда стремились привлекать ведущих специалистов, как, например:

  • Эмиль Огюст Ребе (1826-1893) – архитектор и декоратор, создавший серию вещей из полихромной меди с применением эмалей на манер восточных умельцев. Гальванопластика позволила Ребе получать интересные колористические эффекты путем одновременного нанесения на узорчатый предмет серебра, цветного золота и меди. Декоративная коллекция Ребе, исполненная в ориентальном стиле, завоевывала многочисленные награды.

 

  • Матюрен Моро (1822-1912): талантливый французский ваятель моделировал для Кристофля интерьерные бронзовые статуи в классическом стиле. Удостоенные разнообразных международных призов, работы Моро принесли ему орден кавалера Почётного легиона, и считаются примерами гармоничных соотношений человеческого тела в динамике и покое. Конструкции и пластические композиции авторства Моро высятся на площадях, зданиях и в галереях Франции.

 

  • сын Шарля, Поль Кристофль (1838-1907) принял руководство фирмой после смерти отца. Будучи художником, он придумал способ создания с помощью гальваники каучуковых форм для многоразового отлива копий объекта. Наследник развивал родовое поместье, был общественным деятелем и мэром города Бронуа.

 

  • Анри Буйе (Bouilhet, 1830-1910) – племянник основателя, инженер-химик по образованию, смог усовершенствовать прочность гальванического покрытия, применимого для габаритных форматов. Восстанавливал убранство королевского дворца после пожара в 1871 г., был одним из основателей и председателей UCAD (Union Central des Arts Décoratifs) – Центрального союза декоративного искусства.

 

  • Альбер Э. Каррье-Беллёз (1824-1887) – скульптор, приверженец детализации и гиперболизированной театральности с точной прорисовкой выражения эмоций и драпировок одежды. Его работы украшают церкви и значимые строения.

 

  • Альфонс Муха (1860-1939) – яркий представитель ар-нуво приумножил каталог фирменных эскизов флористическими и анималистическими мотивами.

 

В разные годы семья Кристофль успешно сотрудничала с:

  • датчанином Кристианом Фъердингстадом – ювелиром, исполняющим столовые принадлежности в стилистике ар-деко.
  • итальянцем Джио Понти – архитектором, сотрудничество с которым продлилось свыше четырех десятилетий.
  • французом Полем Фоло – столяром и декоратором, работавшем в направлениях ар-нуво и ар-деко;

Знаковые проекты

За 190 лет существования бренд установил новую планку «art de la table» и создал творения, которые намерены еще не один век доставлять практическую пользу и эстетическое удовольствие.

Наиболее памятный прожект – исполнение крылатой скульптурной композиции «Гармония» (7,5 м) для крыши парижской «Palais Garnier», позолота экстерьерных и внутренних бронзовых деталей оперы в 1866 году.

«Christofle» никогда не боялся сложностей и стремился создавать незаурядные вещи, способные войти в историю декоративно-прикладного искусства. Пример тому – необычный запрос индийского Махараджи в 1882 году: серебряное ложе с четырьмя максимально натуралистичными женскими фигурами, которые должны обмахивать отдыхающего властителя драгоценными веерами.

Первым заказом для Русской империи считается свадебный подарок для великой княгини Ольги Федоровны и князя Михаила Николаевича: скульптура принца, уносящего возлюбленную на коне.

Также компания совершала поставки для Компьенской резиденции и Елисейского дворца, османского султана Абдулазиза и императора Мексики Максимилиана, парламентов, посольств и министерств различных государств.

Среди прочего стоит упомянуть, что продукцией «Christofle» пользуются:

  • в парижском отеле «Ritz»;
  • во всех ресторанах именитого шеф-повара Алена Дюкасса, а также в известном ресторане на Эйфелевой башне – «Jules Verne».
  • в бизнес-классе авиакомпании «Air France» и железнодорожного холдинга «Orient Express». Компания «Christofle» удостоилась чести декорировать эксклюзивный вагон для папы Пия IX.

Заказы начала 2000-х годов свидетельствуют о несменном престиже и актуальности марки «Christofle». Так, дизайнер Кристиан Хекшер и архитектор Тони Чи украшали холл женевского отеля «Intercontinental» гравированными панелями из никеля и серебра, а корпорация «Microsoft» заказала серебрение фронтальной части приставок Xbox, которые вышли лимитированной серией из пяти экземпляров.

Первый брендовый бутик фирма открыла в 1897 году на парижской улице Rue Royale. Сегодня же магазины «Christofle» находятся более чем в 120 странах, предлагая покупателям сервировочные гарнитуры, элитный фарфор, текстиль и ювелирные украшения, аксессуары ежедневного и бизнес-назначения, вещи для детей. Философия компании пополнилась концептом о том, что жизнь, умение принимать гостей и дарить подарки – это всё проявления искусства. Арт-объекты с пометкой «Christofle», кажется, действительно способны протянуть золотые нити традиций между поколениями, что подтверждает неугасающий интерес к антикварным образцам и новым моделям. Не прекращаются и оригинальные коллаборации «Christofle» с представителями фешн-индустрии, причем как с маститыми модельерами вроде Карла Лагерфельда, так и с современными художниками (китаянка Лу Ли Ронг).

Наша история

Головокружительная история становления нашей компании.

Подробнее

Наши контакты

Контактные данные, адрес, телефон, ссылки на социальные сети.

Подробнее

Закрыть меню

Товары со скидкой

Каталог

+7 (968) 577-58-81 Контакты

В корзину добавлен товар!

Кол-во: 1